ВTC : $3412.06748902 -0.07% ETH : $0.3031602286 0.02%

Новости
Статьи

Слабые звенья блокчейна: спорный Ripple

Третья статья цикла о недостатках и слабых местах криптовалют. Поговорим о самой неоднозначной монете, которую презирают фанаты биткоина, но любят банкиры.


Георгий Двали
Слабые звенья блокчейна: спорный Ripple

История Ripple полна взлётов, падений и скандалов. Проект задумывался как альтернатива банковским переводам и кредитам, а сегодня помогает финансовым организациям проводить трансграничные платежи, порицается частью криптосообщества и платит биржам за листинг. 

Первый в своём роде

Прототип Ripple с названием Ripplepay появился в 2004 году. Фактически, Ripple старше биткоина на 4 года. Программист Райан Фуггер разработал одноранговую p2p-сеть, в которой люди могли обмениваться деньгами без участия банков. Вот как это должно было работать:

Аналогичный подход, только для файлов, был реализован Джедом Маккалебом в обменной сети eDonkey2000 – прародителе торрентов. В 2011 году Маккалеб, который успел основать и продать злополучную криптобиржу Mt.Gox, пришёл в Ripplepay и стал руководителем компании вместо Фуггера. Позже к проекту присоединился Крис Ларсен. В 2012 году компания переименовалась в OpenCoin Inc. и началась разработка Ripple Transaction Protocol (RTXP).

Цифровой бартерный актив

Протокол Ripple создавался для быстрых, дешёвых и надёжных переводов. От биткоина система позаимствовала сеть распределённых узлов, которые обмениваются данными о транзакциях. Только вот у Ripple это могли быть не децентрализованные ноды, а сервера банков и корпораций. Единственным условием для участия в сети стало одобрение компании, которая к тому времени снова переименовалась, на этот раз в Ripple Labs.

В 2013 году Ripple Labs выпустила сто миллиардов монет XRP. Они основаны на криптографических алгоритмах и могут “представлять” в сети Ripple практически любые ценности: фиатные деньги, акции, криптовалюты, драгметаллы, скидочные купоны. За это отвечает универсальный алгоритм консенсуса Ripple Protocol consensus algorithm (RPCA). Он отличается от привычных PoW- и PoS-алгоритмов тем, что согласование системы достигается только за счёт постоянной сверки данных между распределёнными серверами. RPCA не расходует ресурсы на вычисления для майнинга, быстрее подтверждает транзакции и надёжно защищает сеть от взлома.

Пользователи Ripple также могут обменивать деньги без третьих лиц. Алгоритм самостоятельно ищет наиболее выгодный путь для валютной пары. Например, если человек захочет перевести рубли в биткоины, то система может сделать один прямой перевод или несколько промежуточных, через доллары, эфиры и юани. Главное условие для алгоритма – чтобы перевод был выгодным пользователю. Если прямой обмен невозможен, система использует XRP в роли платёжного моста или бартерной монеты.

А ещё XRP-переводы очень быстрые: 4 секунды против 3 минут эфира, часа биткоина и нескольких дней стандартных банковских систем

Также XRP защищают систему от DoS-атак. Ripple собирает комиссию от 0.00001 XRP за переводы и 20 XRP за регистрацию кошелька. По заявлениям разработчиков, это сделано для того, чтобы потенциальные злоумышленники не могли “заспамить” сеть. Комиссионные делают это занятие невыгодным. При этом система автоматически уничтожает собранные средства. Они не уходят разработчикам или инвесторам, как это могло бы быть.

А что с масштабируемостью? По заявлениям разработчиков всё намного лучше, чем у биткоина и эфира. TPS – число транзакций в секунду

Работу сети Ripple частично контролируют так называемые шлюзы. Они играют роль банков: принимают депозиты и выдают участникам монеты XRP, которые берут из распределённого регистра. Шлюзами могут быть пользователи, компании или реальные банки. У них даже могут быть встроенные средства для идентификации клиентов и борьбы с отмыванием денег. Настоящий кошмар криптофанатов.

Биржа Bitstamp стала первым шлюзом Ripple, который позволил обменивать практически любую валюту на биткоины без посредников. Этот децентрализованный биткоин-мост был запущен в 2014 году. Примерно тогда же Джед Маккалеб покинул компанию и запустил свой новый проект – Stellar.

Маккалеб считал (и сейчас считает), что Ripple развивается в ложном направлении, поэтому решил создать свою правильную версию платёжной сети. Вскоре после запуска Stellar немножко поломалась. В компании заявили, что во всём виноваты “врождённые недостатки” консенсуса Ripple. На что технический директор Ripple Стефан Томас ответил, что в Stellar не умеют настраивать валидаторы:

Мы не изучали модифицированную версию консенсуса Ripple [которую используют в Stellar], но протокол обеспечивает безопасность и отказоустойчивость при условии, что валидаторы настроены правильно.

Такой банковский, такой урегулированный

Пока Маккалеб поднимал Stellar с колен, Крис Ларсен начал претворять в жизнь своё нестандартное видение криптовалюты. Сначала Ripple добавила функцию, которая позволила шлюзам замораживать баланс и конфисковывать XRP у пользователей. Компания  сказала, что это нужно для связи системы и закона. Мол, если суд постановит забрать монеты преступника, Ripple сможет выполнить требование. Стоит отметить, что шлюзы могут отключать эту опцию по своему усмотрению. Bitstamp вот не отключает.

Я Крис Ларсен, я так вижу

Потом Ripple Labs оштрафовали $700 000 за нарушение закона о банковской тайне и понеслось. Компания зарегистрировалась в Сети по борьбе с финансовыми преступлениями, обязалась проходить сторонние аудиты и предоставлять регуляторам данные обо всех переводах внутри сети. И если сообщество не оценило действия Ларсена, то инвесторы и банкиры впечатлились желанием Ripple приобщится к цивилизованному миру денег.

Корпорации и правительства увидели в Ripple новое средство для денежных переводов, которое вроде и криптовалюта, но и не совсем. К тому же и работает неплохо. Ripple стала своеобразным мостиком между хаотичной полупреступной криптоиндустрией и классическими финансовыми институтами. В 2015 году на Всемирном экономическом форуме Ripple назвали технологическим пионером.

Изгой, которому норм

Последние годы компания активно расширялась, заключала партнёрства с банками, биржами и сервисами, улучшала сеть RippleNet и тестировала систему платежей Current. А Крис Ларсен в начале 2018-го возглавил рейтинг криптомиллиардеров.

Ripple часто называют скамом, а XRP щиткоином. Компанию обвиняют во всех грехах, которые можно совершить в криптоиндустрии. Предательство блокчейн-принципов, премайн монет и присвоение около 20% XRP руководством, поддержка финансовых посредников и прочее.

Правда в том, что компания увидела и заняла нишу, которой брезговали или которую боялись другие. А XRP никогда не позиционировалась как полноценная криптовалюта. В Ripple понимали, что им не победить биткоин на поле децентрализации. Поэтому Ларсен решил играть на территории банков, классических инвесторов и законов. Это, конечно, не “труъ крипта”, но первая строчка в рейтинге миллиардеров многое скрашивает.

Учитывая регулятивные тенденции 2018 года, можно сказать одно – благодаря тому, что Ripple активно сближался с финансовыми посредниками и соблюдал требования регуляторов, компания благополучно интегрируется в существующую экономику. А там и до массового использования недалеко. Так, Apple вскоре может интегрировать протокол Ripple в платёжную систему Apple Pay. 

Возможно, Ripple смог избежать слабых звеньев блокчейна, отказавшись от него.

Похожие статьи

Новости

Den Norske Bank стал партнёром IOTA Foundation

Крупнейший норвежский банк и блокчейн-разработчики будут изучать распределённый реестр третьего поколения IOTA Tangle.

Дата:
Технологии

Слабые звенья блокчейна: бегущий по лезвию EOS

Разбираем принципы работы и недостатки самого успешного ICO-проекта в истории.

Дата: