ВTC : $10075.6366419 0.18% ETH : $189.368993632 0.06%

Новости
Статьи

ICO – IPO будущего или криптовалютный краудфандинг?

Мы расскажем, чем на сегодняшний день ICO отличается от IPO и какое будущее ждет криптовалютный рынок.


Макс Шварц
ICO – IPO будущего или криптовалютный краудфандинг?

Прошлый год стал для криптовалютного рынка по-настоящему прорывным. Мы стали свидетелями стремительного роста стоимости биткоина, появления новых блокчейн-систем, выход на ICO множества интересных стартапов. Цифровые финансы так сильно изменили некоторые сферы жизни современного человека, что некоторые страны стали всерьез задумываться о полноценном переводе госуправления на технологию блокчейн. Отдельные e-government проекты реализуются в качестве экспериментальных в некоторых европейских и восточных странах.

Особое внимание привлекает сфера ICO. В переводе с английского словосочетание «Initial Coin Offering» означает «первичное размещение монет». Аналогия с IPO – первичным размещением акций – очевидна и, по мнению некоторых экспертов, вполне уместна.

Но можно ли считать ICO полноценным IPO в криптовалютной сфере? Или же первоначальное предложение монет так и останется неким частным случаем нерегулируемого краудфандинга для энтузиастов?

Чтобы ответить на этот вопрос, сравним IPO и ICO как таковые, отталкиваясь от понятия краудфандинга.

IPO и ICO: ключевые сходства и различия в определениях

Если рассматривать оба явления в широком смысле слова, нетрудно заметить, что IPO  и ICO, в общем-то, относятся к разным типам краудфандинга. И в том, и в другом случае производится сбор средств для развития конкретного проекта с определённым мессенджем для спонсоров. Суть мессенджа понятна: любой проект предлагает инвесторам какую-либо выгоду. Получение дохода от вложенных средств –  ключевая цель как IPO, так и ICO. В этом обе процедуры инвестирования похожи.

Однако же процедура IPO, возникшая на Западе ещё во времена становления крупного частного капитала, проходит в рамках давно утвердившихся правил рынка и законодательных норм. Биржевое IPO представляет, по сути, респектабельную форму краудфандинга с высоким порогом входа для спонсоров и компаний, требуя взаимодействия с брокером и оформления процедуры листинга.

Для выхода компании на IPO требуется подготовка проспекта ценных бумаг. Это юридически обоснованное заявление о намерении публично выставить акции с предоставлением необходимой информации о компании, включая описание всех факторов риска.

Первичное размещение акций предполагает получение инвестором определённого количества ценных бумаг, которые предоставят  ему права на согласованное управление и контроль над некоторыми сферами деятельности предприятия. Это дополнительная цель IPO, которая не предусмотрена в условиях проведения ICO.  Впрочем, Виталик Бутерин, основатель Ethereum, не так давно предложил гибридную модель управления и контроля при инвестировании в криптовалюты – DAICO.

Сфера ICO на данный момент не имеет подобных норм. Сейчас новое финансовое явление находится на этапе своего становления. Первое ICO провела компания Mastercoin в 2013 году, собрав 5 миллионов долларов. Несмотря на то, что 2017 год стал рекордным по числу проведённых ICO во всём мире, никаких внятных, общепринятых правил установлено не было. И тем более нет никакой институционализации явления ICO.

По большому счёту, для выхода на инвестиционную криптоплощадку нужно только написание White Paper. Не требуется ни готового продукта, ни действующего прототипа того, на основе чего предприниматель планирует строить свой бизнес в блокчейне. И это создаёт определённые сложности, которые уже негативно сказываются на всей сфере ICO.

Сходства и различия в инструментарии IPO и ICO

ICO отличается от IPO и тем набором инструментов, который требуются при выходе на инвестиционную площадку.

Среди них можно выделить:

  • Отчётность

Для первичного размещения акций от компании требуется предоставление определённой финансовой информации: банковских выписок и отчетов внутренней бухгалтерии. Нередко перед выходом на IPO то или иное предприятие заручается поддержкой авторитетных представителей финансовой сферы: например, состоятельных бизнесменов и венчурных фондов.

В случае с ICO ничего этого не требуется. Предлагаемые на инвестирование проекты могут быть представлены в минимальной рабочей версии. А инвесторы, оценивая бизнес-модель стартапа, будут больше ориентировать на свои ожидания, чем на авторитет компании и продуманную стратегию развития.

  • Статус инвесторов

В IPO, как правило, участвуют институциональные игроки рынка – инвестиционные банки, компании и фонды. Участие частных мелких инвесторов при этом ограничено регулирующими функциями законодательства и принятыми в отрасли нормами первичного размещения акций.

При ICO инвестировать в тот или иной блокчейн-проект может любой человек, имеющий на руках определённую сумму в криптовалюте или фиате. Последний пункт особенно ярко показывает демократичность цифрового краудфандинга.

  • Время выхода на инвест-площадку

Процесс первичного размещения акций занимает значительное время из-за существующих правовых ограничений. Так, с момента подачи заявки до получения разрешения от регулятора и непосредственного проведения IPO может пройти не меньше года.

В случае с ICO всё гораздо проще и быстрее: для инвест-кампании нужен только запущенный сайт проекта и официальная презентация White Paper. Заканчивается же всё достижением предусмотренных разработчиками значений  хардкапа и софткапа.

Что мешает превращению ICO в полноценное IPO криптовалютной сферы?

ICO в силу своей «юности» имеет ряд проблем, решить которые возможно только путем законодательного регулирования, а также установления контроля над процессом криптовалютного инвестирования со стороны участников рынка.

Результатом отсутствия четкого регулирования является большое число мошеннических ICO-кампаний.

К примеру, осенью прошлого года в США было возбуждено первое уголовное дело в отношении бизнесмена Максима Заславского, привлекшего в ходе ICO не менее 300 000 долларов одними только рассказами о якобы проводимых сделках с недвижимостью.

Согласно данным аудиторской компании Ernst&Young, в 2017 году бизнесмены за счёт ICO привлекли порядка 3,7 миллиардов долларов, из которых более 10 % (около 400 миллионов долларов) были украдены или просто утеряны.

Всё это заставляет задуматься о контроле и законодательном регулировании ICO-сферы. И хочется верить, что 2018 станет годом, когда первые твёрдые шаги в этом направлении будут сделаны.

Государственное регулирование сферы ICO: первые наработки и практики

До сих пор нет единого подхода к регулированию рынка ICO и сферы криптовалют в целом, на который можно было бы ориентироваться законодательным органам разных стран. Анализ тенденций прошлого года показывает вариативность действий со стороны официальных властей: от запретительных мер на торговлю цифровой валютой для граждан (Исландия, Вьетнам, Боливия, Киргизия, Эквадор) до признания того же биткоина в качестве законной расчётной единицы (Германия, Япония).

Если же говорить конкретно о регулировании ICO, можно отметить преобладающую умеренно-консервативную позицию. Однако просматриваются осторожные намеки на принятие национального законодательства.

Финансовые органы ряда государств (таких, как Канада, Австралия, Лихтенштейн) выступают с призывами о сотрудничестве с тем компаниям, которые планируют ICO. Регуляторы большинства западных стран высказывают опасения, связанные с безопасностью инвестиций в ICO-проекты, призывая к тщательной оценке и взвешиванию возможных рисков. В некоторых заявлениях прямо говорится о невозможности контролирования сферы ICO и незащищенности криптовалютных инвесторов.

В то же время власти Китая и Южной Кореи не ограничиваются предупреждениями, а прямо высказываются о запрете любой деятельности, связанной с криптовалютными инвестициями. По-прежнему не ясна позиция японских властей по отношению к ICO, несмотря на то, что биткоин признан в стране законным платёжным средством.

Есть, однако, примеры одобрительных действий в отношении ICO. Так, власти Гибралтара, особой заморской территории Великобритании, в феврале этого года заявили о своей готовности в скором времени представить законопроект, который будет регулировать рынок ICO.

Своеобразным раем для организаторов ICO можно назвать Швейцарию. Созданная в пределах местного кантона Цуг криптовалютная фри-зона (в рамках деятельности некоммерческой организации Crypto Valley Association) предоставляет полную свободу действий разработчикам, бизнесменам, инвесторам и всем заинтересованным лицам, объединённых под эгидой НКО. Швейцарские власти придерживаются конкретного правила в отношении криптовалют: при признании размещаемых компанией токенов финансовым инструментом они подпадают под регулирование традиционного финансового законодательства. Если же за токенами устанавливается право обладателя на определённые сервисы или доступ к некоему продукту, то они не подпадают под рамки финансового регулирования.

Попытки подготовить законодательную базу для криптовалютного рынка ICO предпринимают также Россия и Беларусь.

И если Беларусь декретом президента «О развитии цифровой экономики» фактически даёт зелёный свет легализации криптосферы, то в России всё по-прежнему очень туманно. Опубликованный в конце января Минфином проект закона вводит жёсткие ограничения на деятельность по майнингу и инвестированию в криптовалюты. Заниматься ей могут, согласно проекту, только так называемые «операторы обмена цифровых финансовых активов» (то есть, только юридические лица). Физическим лицам для купли-продажи любых токенов необходимо будет обращаться к таким операторам. Кроме того, вводятся финансовые ограничения на операции с криптовалютой для неквалифицированных инвесторов (максимальная сумма в рамках выпуска одного токена не должна превышать 50 000 рублей).

Все эти начинания, скорее всего, получат развитие в этом году. Страны первого мира рано или поздно сформируют национальные нормативные базы, которые позволят проводить ICO-кампании в соответствии с буквой закона. Возможно, власти Китая, Южной Кореи, Исландии и других откажутся от политики жестких запретов, допустив возможность разработки регулирующих норм и правил.

Проработка налогового законодательства для криптовалютной отрасли, безусловно, повысит прозрачность всех проводимых в рамках ICO сделок. Однако пока непонятно какие ресурсы потребуются для успешной реализации законодательных принципов.

Перспективы развития ICO в пределах ближайших лет

Очевидно, что развитие ICO является одним из перспективных направлений развитий финансовой сферы. Даже учитывая тот несовершенный вид, в котором криптовалютные проекты представлены сегодня.

Развиваясь в качестве основного краудфандингового варианта сбора средств, Initial Coin Offering в будущем может стать аналогом IPO в криптовалютной сфере. Но для этого потребуется институционализация всех наметившихся процессов в отрасли и законодательное закрепление основных норм и правил. Без государственного вмешательства здесь не обойтись. Это, кажется, понимают все активные игроки, так или иначе взаимодействующие с ICO.

Понимают это и органы госуправления всех стран мира. Законодатели и представители исполнительной власти некоторых государств уже предпринимают первые осторожные шаги по регулированию крипторынка. Но пока что их действия носят больше экспериментальный характер. Вместе с тем, нужно понимать, что именно 2018 год может стать переломным для сферы ICO. И в скором времени появятся нормы, четко регулирующие процессы криптовалютного рынка.

Это, в свою очередь, позволит первичному предложению монет в ближайшие пять лет развиться до уровня полноценного цифрового IPO.

Похожие статьи

Новости

SEC наложила два пожизненных запрета на организатора ICO

SEC добилась двух новых запретов, направленных против основателя компании Tomahawk Exploration LLC, стоящей за предположительно мошенническим ICO.

Дата:
Новости

EOS может провести рекордное ICO на $4,2 млрд

Возможно, EOS стал рекордным ICO по размеру привлеченных средств. В течение последнего года стартапу удалось привлечь 4, 2 млрд долларов США.

Дата: